Культурно-исторический форумВзаимоотношения карелов, русских и финнов

История и культура карелов и других народов, населявших и населяющих Карелию
Рома
Re: Взаимоотношения карелов, русских и финнов

Сообщение Рома » 29 июн 2010, 21:07

Рома, вепсы и саамы в Карелии действительно рядом. Саамы - lappi, или lappo - живут, например, в районе Сямозера - это так называемые "сямозерские карелы". Правда, говорят они не на саамском языке, а на диалекте карельского.
Уважаемый Осмик! Не надо делать дураком бывшего жителя Карелии, к тому же прекрасно знающего разницу между карелами, саамами и версами.
Спокойно могу в таком случае: мои предки были выходцами с Аталантиды.
12 тысяч лет назад они перселились в Северную Европу и от них идет мой род.
Ну, правда саамы и версы в последний раз сталкивались тысячи полторы лет назад.

Реклама
Гость
Re: Взаимоотношения карелов, русских и финнов

Сообщение Гость » 29 май 2016, 01:46

Имеется паспорт СССР выданный в 1990 г. с вкладышем на финском языке. Выдан в Карелии. Такой антиквариат можно толкнуть любителям истории?

Витязь
Сообщений в теме: 5
Всего сообщений: 27
Зарегистрирован: 28.07.2018
Вероисповедание: православное
Образование: высшее
Профессия: Инженер-строитель
Карел: дa
Re: Взаимоотношения карелов, русских и финнов

Сообщение Витязь » 02 авг 2018, 08:31

Участие русской эмиграции в Зимней войне Финляндии и СССР
(из воспоминаний Бориса Бажанова)

Во все довоенные годы я делал все, что мог, по борьбе с большевизмом. Но пустяками и мелочными делами я никогда не любил заниматься и потому не принимал никакого участия в шумной и малопродуктивной эмигрантской политической жизни. Всякая эмиграция всегда образует много маленьких негритянских царств, которые соперничают и ссорятся друг с другом. От всего этого я держался в стороне. Когда Советы напали на Финляндию, оказалось, что я поступал правильно. Я был единственным человеком, решившим по поводу этой войны действовать, и все главные эмигрантские организации меня дружно поддержали и пошли за моей акцией. Было написано письмо маршалу Маннергейму, в котором организации просили маршала оказать мне полнейшее доверие и обещались меня всячески поддержать. Письмо подписали и Общевоинский Союз, и газета "Возрождение", и даже председатель Высшего Монархического Совета (хотя я к монархизму не имел ни малейшего отношения). Маннергейм предложил мне приехать в Финляндию.

Я исходил из того, что подсоветское население, мечтает об избавлении от коммунизма. Я хотел образовать Русскую Народную Армию из пленных красноармейцев, только добровольцев; не столько, чтобы драться, сколько чтобы предлагать советским солдатам переходить на нашу сторону и идти освобождать Россию от коммунизма. Если мое мнение о настроениях населения было правильно (а так как это было после кошмаров коллективизации и ежовщины, то я полагаю, что оно правильно), то я хотел катить снежный ком на Москву, начать с тысячей человек, брать все силы с той стороны и дойти до Москвы с пятьюдесятью дивизиями.

Французское общественное мнение в это время было полностью на стороне маленькой героической Финляндии. Французские власти приветствовали мою инициативу и помогали быстрому преодолению формальностей - заведующий политическим отделом Министерства иностранных дел возил меня в военное министерство, чтобы сразу быстро были сделаны все бумаги, и какой-то генерал в министерстве желал мне всяческого успеха.

В начале февраля я выехал в Финляндию. На аэроплане через Бельгию, Голландию и Данию в Стокгольм я прилетел без приключений. Из Стокгольма нужно было перелететь в Финляндию через Ботническйй залив на старом измученном гражданском аэроплане. Перед отлетом мы сидели в аэроплане и долго ждали. У финнов военной авиации не было, у Советов была, и сильная. Она все время безнаказанно бомбардировала Финляндию. Над заливом летали советские патрули. Надо было ждать, чтобы патруль прошел и достаточно удалился. Тогда аэроплан срывался и мчался во всю силу своих моторов и с надеждой, что советскому патрулю не придет вдруг в голову повернуть обратно, потому что в этом случае от нас остались бы рожки да ножки.

Все обошлось благополучно, и мы уже подлетали к финскому берегу. Сидя у окна, я увидел, что из-под крыла вырываются языки пламени. Я не знал, что это значит, и обратил внимание сидевшего передо мной (я с ним познакомился потом - он оказался финским министром экономики Энкелем, ездившим в страны Западной Европы по вопросам снабжения Финляндии). Он жестами показал, что тоже не понимает, в чем дело. Но мы уже садились. Когда мы сели, мы подошли к пилоту и Энкель спросил его, нормально ли это, что вот отсюда, из-под крыла, вырывались языки пламени. Пилот засмеялся - это совершенно невозможно; если бы пламя вырывалось отсюда, то мы бы с вами сейчас не разговаривали здесь, а были бы на дне Ботнического залива. Нам осталось только пожать плечами.

Маршал Маннергейм принял меня 15 января в своей Главной квартире в Сен-Микеле. Из разных политических людей, которых я видел в жизни, маршал Маннергейм произвел на меня едва ли не наилучшее впечатление. Это был настоящий человек, гигант, державший на плечах всю Финляндию. Вся страна безоговорочно и полностью шла за ним. Он был в прошлом кавалерийский генерал. Я ожидал встретить военного, не столь уж сильного в политике. Я встретил крупнейшего человека - честнейшего, чистейшего и способного взять на себя решение любых политических проблем.

Я изложил ему свой план и его резоны. Маннергейм сказал, что есть смысл попробовать: он предоставит мне возможность разговаривать с пленными одного лагеря (500 человек); "Если они пойдут за вами - организуйте вашу армию. Но я старый военный и сильно сомневаюсь, чтобы эти люди, вырвавшиеся из ада и спасшиеся почти чудом, захотели бы снова по собственной воле в этот ад вернуться".

Дело в том, что было два фронта: главный, узенький Карельский, в сорок километров шириной, на котором коммунисты гнали одну дивизию за другой; дивизии шли по горам трупов и уничтожались до конца - здесь пленных не было. И другой фронт от Ладожского озера до Белого моря, где все было занесено снегом в метр-полтора глубины. Здесь красные наступали по дорогам, и всегда происходило одно и то же: советская дивизия прорывалась вглубь, финны окружали, отрезали ее и уничтожали в жестоких боях; пленных оставалось очень мало, и это они были в лагерях для пленных. Действительно, это были спасшиеся почти чудом.

Наш разговор с Маннергеймом быстро повернулся на другие темы - вопросы войны, социальные, политические. И он продолжался весь день. Как я говорил, вся Финляндия смотрела на Маннергейма и ждала спасения только от него. Его позиция при этом была довольно неудобна, чтобы находить решение важнейших социальных, экономических и политических вопросов, спрашивая советов у людей, которые всего ждали от него. Я был человек со стороны, и моя работа в советском правительстве дала. мне государственный опыт; кроме того, я этими вопросами много занимался; поэтому разговор со мной по проблемам, которые перед Маннергеймом стояли, был для него интересен. В этот день советская авиация три раза бомбила Сен-Микеле. Начальник Генерального штаба приходил упрашивать Маннергейма, чтоб он спустился в убежище. Маннергейм спрашивал меня: "Предпочитаете спуститься?" Я предпочитал не спускаться - бомбардировка мне не мешала. Мы продолжали разговаривать. Начальник штаба смотрел на меня чуть ли не с ненавистью. Я его понимал: бомба, случайно упавшая на наш дом, окончила бы сопротивление Финляндии - она вся держалась на старом несгибающемся маршале. Но в этот момент я был уже военным: было предрешено, что я буду командовать своей армией, и Маннергейм должен был чувствовать, что я ни страха, ни волнения от бомб не испытываю.

В лагере для советских военнопленных произошло то, чего я ожидал. Все они были врагами коммунизма. Я говорил с ними языком, им понятным. Результат - из 500 человек 450 пошли добровольцами драться против большевизма. Из остальных пятидесяти человек сорок говорили: "Я всей душой с тобой, но я боюсь, просто боюсь". Я отвечал: "Если боишься, ты нам не нужен, оставайся в лагере для пленных".

Но все это были солдаты, а мне нужны были еще офицеры. На советских пленных офицеров я не хотел тратить времени: при первом же контакте с ними я увидел, что бывшие среди них два-три получекиста-полусталинца уже успели организовать ячейку и держали офицеров в терроре - о малейших их жестах все будет известно кому следует в России, и их семьи будут отвечать головой за каждый их шаг. Я решил взять офицеров из белых эмигрантов. Общевоинский Союз приказом поставил в мое распоряжение свой Финляндский отдел. Я взял из него кадровых офицеров, но нужно было потратить немало времени, чтобы подготовить их и свести политически с солдатами. Они говорили на разных языках, и мне нужно было немало поработать над офицерами, чтобы они нашли нужный тон и нужные отношения со своими солдатами. Но в конце концов все это прошло удачно.

Было еще много разных проблем. Например, армии живут на основах уставов и известного автоматизма реакций. Наша армия должна была строиться не на советских уставах, а на новых, которые нужно было создавать заново. Например, такая простая вещь: как обращаться друг к другу. "Товарищ" - это советчина; "господин" - политически невозможно и нежелательно. Значит, "гражданин", к чему солдаты достаточно привыкли; а к офицерам "гражданин командир" - это вышло. Я назывался "гражданин командующий".

Была еще одна психологическая проблема. Мои офицеры - капитан Киселев, штабс-капитан Луговой и другие были кадровые офицеры. Они были полны уважения к моей политической силе, но в их головах плохо укладывалось, как гражданский человек будет ими командовать в бою. Ведь в бою все держится на твердости души командира. Следовательно, все будет держаться на моей. А есть ли она? Им это было неясно. Я это видел по косвенному признаку; во время наших занятий капитан Киселев говорил мне: "господин Бажанов", а не "гражданин командующий". Случай позволил решить и эту проблему.

Мы вели наши занятия в Гельсингфорсе на пятом этаже большого здания. Советская авиация несколько раз в день бомбардировала город. Причем, так как это была зима, облака стояли очень низко. Советские аэропланы подымались высоко в воздух в Эстонии, приближались к Гельсингфорсу до дистанции километров в тридцать, останавливали моторы и спускались до города бесшумно планирующим спуском. Вдруг выходили из низких облаков, и одновременно начинался шум моторов и грохот падающих бомб. У нас не было времени спускаться в убежище, и мы продолжали заниматься.

Аэропланы летят над нашим домом. Мы слышим "з-з-з..." падающей бомбы и взрыв. Второй "з-з-з...", и взрыв сейчас же перед нами. Куда упадет следующая? На нас или перелетит через нас? Я пользуюсь случаем и продолжаю спокойно свою тему. Но мои офицеры все обратились в слух. Вот следующий "з-з-з...", и взрыв уже за нами. Все облегченно вздыхают. Я смотрю на них довольно холодно и спрашиваю, хорошо ли они поняли, то, что я только что говорил. И капитан Киселев отвечает: "Так точно, гражданин командующий". Теперь уже у них не будет сомнений, что в бою они будут держаться на моей твердости души.

Все, что можно было сделать в две недели, занимает почти два месяца. Перевезти всех в другой лагерь ближе к фронту, организоваться, все идет черепашьим шагом. Советская авиация безнаказанно каждый день бомбардирует все железнодорожные узлы. К вечеру каждый узел - кошмарная картина торчащих во все стороны рельс и шпал вперемешку с глубокими ямами. Каждую ночь все это восстанавливается, и поезда кое-как ходят в оставшиеся часы ночи; но не днем, когда бы их разбомбила авиация. Только в первые дни марта мы кончаем организацию и готовимся к выступлению на фронт. Первый отряд, капитана Киселева, выходит; через два дня за ним следует второй. Затем третий. Я ликвидирую лагерь, чтобы выйти с оставшимися отрядами. Я успеваю получить известие, что первый отряд уже в бою и что на нашу сторону перешло человек триста красноармейцев. Я не успеваю проверить это сведение, как утром 14 марта мне звонят из Гельсингфорса от генерала Вальдена (он уполномоченный маршала Маннергейма при правительстве): война кончена, я должен остановить всю акцию и немедленно выехать в Гельсингфорс.

Я прибываю к Вальдену на другой день утром. Вальден говорит мне, что война проиграна, подписано перемирие. "Я вас вызвал срочно, чтобы вы сейчас же срочно оставили пределы Финляндии. Советы, конечно, знают о вашей акции, и вероятно, поставят условие о вашей выдаче. Выдать вас мы не можем; дать вам возможность оставить Финляндию потом - Советы об этом узнают, обвинят нас во лжи; не забудьте, что мы у них в руках и должны избегать всего, что может ухудшить условия мира, которые и так будут тяжелыми; если вы уедете сейчас, на требование о вашей выдаче мы ответим, что вас в Финляндии уже нет, и им легко будет проверить дату вашего отъезда".

"Но мои офицеры и солдаты? Как я их могу оставить?" - "О ваших офицерах не беспокойтесь: они все финские подданные, им ничего не грозит. А солдатам, которые вопреки вашему совету захотят вернуться в СССР, мы, конечно, помешать в этом не можем, это их право; но те, которые захотят остаться в Финляндии, будут рассматриваться как добровольцы в финской армии, и им будут даны все права финских граждан. Ваше пребывание здесь им ничего не даст - мы ими займемся". Все это совершенно резонно и правильно. Я сажусь в автомобиль, еду в Турку и в тот же день прибываю в Швецию. И без приключений возвращаюсь во Францию. О моей финской акции я делаю доклады: 1) представителям эмигрантских организаций; 2) на собрании русских офицеров генерального штаба; собрание происходит на квартире у начальника 1-го Отдела Общевоинского Союза генерала Витковского; на нем присутствуют и адмирал Кедров, и бывший русский посол Маклаков со своей слуховой трубкой, и один из великих князей, если не ошибаюсь, Андрей Владимирович. Вскоре после этого развертывается французская кампания, и в июне немцы входят в Париж.

Отправлено спустя 13 минут 11 секунд:
Что касается послевоенной судьбы бойцов РНА, то она, как и судьба вернувшихся из Финляндии военнопленных в целом, оказалась трагична. Лучше всего ее характеризует следующее сообщение Берии Сталину: «В Южском лагере НКВД СССР содержится бывших военнопленных 5175 человек красноармейцев и 293 человека начальствующего состава, переданных финнами при обмене военнопленными. Созданной НКВД СССР для проверки военнопленных оперативно-чекистской группой установлено, что финскими разведывательными органами среди военнопленных красноармейцев и начсостава проводилась работа по вербовке их для вражеской работы в СССР. Оперативно-чекистской группой выявлено и арестовано 414 человек, изобличенных в активной предательской работе в плену и завербованных финской разведкой для вражеской работы в СССР. Из этого числа закончено дел и передано Прокурором Московского Военного Округа в Военную Коллегию Верховного Суда СССР следственных дел на 344 человек. Приговорено к расстрелу — 232 человека (приговор приведен в исполнение в отношении 158 человек). НКВД СССР считает необходимым в отношении остальных военнопленных, содержащихся в Южском лагере, провести следующие мероприятия: 1. Арестовать дополнительно и предать суду Военной Коллегии Верховного суда СССР — 250 человек, изобличенных в предательской работе. 2. Бывших военнопленных в числе 4354 человек, на которых нет достаточного материала для предания суду, подозрительных по обстоятельствам пленения и поведения в плену, — решением Особого Совещания НКВД СССР осудить к заключению в исправительно-трудовые лагеря сроком от 5 до 8 лет. 3. Бывших военнопленных в количестве 450 человек, попавших в плен будучи раненными, больными или обмороженными, в отношении которых не имеется компрометирующих материалов, — освободить и передать в распоряжение Наркомата Обороны».

Тернистым был и жизненный путь советских военнопленных, не пожелавших после войны вернуться в СССР, которых, по разным данным, насчитывалось от 74 до 99 человек. Несмотря на обещание, данное Бажанову представителем главнокомандующего при правительстве генералом Р. Вальденом предоставить пожелавшим остаться в Финляндии бывшим бойцам РНА «все права финских граждан», в реальности ничего подобного Финляндия не сделала. Оставшиеся в Финляндии военнопленные постепенно репатриировались в СССР или обменивались на финских граждан. Последний такой обмен произошел 21 апреля 1941 года, когда рядовой РККА Н.Д. Губаревич, находившийся с 21 марта 1940 года в тюрьме Миккели и четырежды подававший прошения о неотправлении его в СССР был обменен на гражданина Финляндии Ю.Н. Ниеминена.

В итоге к началу советско-финской войны 1941–1944 гг. в Финляндии оставалось лишь 20 бывших военнопленных, содержавшихся в лагерях и тюрьмах, которых ставка распорядилась «считать не военнопленными, а иностранными гражданами, находящимися на территории Финляндии». Но и эти немногие оставшиеся в Финляндии военнопленные, содержавшиеся в тюрьмах Турку, а затем Карьяа, после выхода Финляндии из Второй мировой войны были выданы Советскому Союзу. Лишь некоторым из них удалось бежать в Швецию. По требования Союзной контрольной комиссии в СССР в 1945 был депортирован и бывший офицер РНА В.В. Бастамов

Витязь
Сообщений в теме: 5
Всего сообщений: 27
Зарегистрирован: 28.07.2018
Вероисповедание: православное
Образование: высшее
Профессия: Инженер-строитель
Карел: дa
Re: Взаимоотношения карелов, русских и финнов

Сообщение Витязь » 03 авг 2018, 12:39

Извечная борьба в одном народе...

Между русскими прихлебателями - восточными, православными карелами и носителями европейской цивилизации, финскими карелами...

Ruptuurisota - Война Разлома.

С одной стороны шла война между Швецией и Московией, с другой стороны была страшная религиозная война между карелами-ортодоксами и карелами-лютеранами. Проживающие на территории шведского королевства карелы-ортодоксы всегда были пятой колонной Москвы и с началом войны устроили резню карелов-лютеран. Сжигались не только лютеранские церкви, а все, что можно было сжечь. Карелов-лютеран убивали или продавали в рабство русским. Когда подошли отряды из Суоми, то началась ответная акция возмездия и сплошная зачистка территорий от ортодоксов. Война Разлома потому-что произошел страшный разлом карелов на две ненавидящие друг друга части. Последствия это разлома не излечены до сих пор.

«Древние легенды Костомукши»

Когда-то на месте костомукшского кладбища стояла церковь. В одно из летних воскресений взрослое население деревни собралось в ней на молебен. В это время сюда незамеченными подошли шведские (по более поздним источникам — финские) завоеватели. Очевидно одно — враги пришли с финской территории. Они застали молящихся врасплох, закрыли их в церкви, а затем подожгли ее. Деревенская молодежь в это время была на игрищах, недалеко от места трагедии. Увидев сожжение, оставшиеся в живых местные жители отомстили шведам: ночью напали на них и утопили в озере, которое впоследствии было названо Койранлампи, то есть Собачье озеро.
По некоторым версиям, из Костомукши часто начинались рейды мести на финскую сторону, и там жителей деревни Костомукша считали людьми недобрыми. Послужило ли это поводом считать Костомукшу местом возмездия, сказать трудно.
На месте сожженной церкви оставшиеся в живых жители деревни поставили часовню и большой каменный крест. Луис Спарре, а два года спустя и фотограф Инто-Конрад Инха, путешествующий с надеждой запечатлеть на фотографиях сказочный край «Калевалы» и записать неизвестные до сих пор просвещенному миру руны этого эпоса, застали этот грубо отесанный крест уже наполовину провалившимся в землю. Вокруг него и было расположено старое кладбище.
Когда же произошла трагедия в Костомукше? Если обратиться к истории, то на карте военных походов русских и карел против шведов и финнов, ответных набегов последних обозначено, что в районе Риинуоярви, а это около двух десятков километров от Костомукши, стояло военное укрепление. В 1579 году здесь, по всей вероятности, произошло сражение. По этим же местам шведы проходили в 1592, 1611 и 1614 годах. Далее их путь шел по южному берегу озера Куйто к Кеми… Поэтому вполне возможно, что трагическая версия происхождения названия «Костомукше» имеет историческое основание. (Костомукша. Города и районы Карелии. П.Леонтьев, Петрозаводск, Карелия, 1990)

Есть и другая легенда. Она гласит: давным-давно край пытались завоевать шведы, их было много, они были воинственны и сильны. В тот час, когда шведы вошли в Костомукшу, большинство мужчин были на охоте и на рыбалке. Завоеватели начали насильничать, и все молодые женщины, чтобы сохранить чистоту и верность утопились в озере Контокки. Когда мужчины узнали об этом, они собрались вместе и решили отомстить. Ночью, пока шведы спали после веселого пира и ничего не подозревали об опасности, мужчины деревни жестоко с ними расправились.

Знаменитый собиратель фольклора и рун "Калевала" Э.Леннрот, путешествуя по Калевальскому краю в 1837 году, записал о Костомукше: "Деревня состояла из десяти домов, многие из которых хорошо отстроены, а два - даже богато... Руны, сказки, пословицы и т. д. записывал четыре дня".

О том, что в этих местах есть железная руда, люди знали давно. И с давних пор ее использовали для получения железа. Солеваренные промыслы Поморья были основными потребителями железа Лопских погостов.

В 1866 году подворная опись зафиксировала в Костомукше 27 дворов и 166 жителей. В 10 дворах были лошади, у всех было по нескольку лодок и рыболовных снастей. Более половины жителей носило фамилию Пекшуевых. Были также Бадаевы, Ругоевы, Андреевы и Лежевы. Многие хозяйства занимались меновой торговлей с Финляндией. Впрочем, эта давняя традиция получила широкое распространение и в наши дни.

К 1917 году в деревне проживало около 300 человек карельской и финской национальностей. Были открыты школа и церковь. Увы, трагедия, которая разыгралась на территории Российской империи после 1917 года, прошлась и по Калевальскому краю. Многие жизни унесла гражданская война. Некоторые жители, не принявшие советскую власть, ушли в Финляндию.

Во время Великой Отечественной войны Костомукша была полностью сожжена. Те, кто остались в живых и вернулись в родной край, попытались восстановить хотя бы то, что было, но не смогли. Колхоз, едва сводивший концы с концами, был закрыт в 1950 году. В это время в деревне проживал всего 21 человек. Наступили грустные для карельской самобытности пятидесятые и шестидесятые годы. Деревни все больше пустели. Хутора практически все были покинуты. Знаменитая сосна Калевалы засыхала.

Новую жизнь в заброшенный край вдохнуло открытие в этих местах мощного железорудного месторождения, которое получило название костомукшского, и последовавшее затем строительство горно-обогатительного комбината и города.

В 1988 году в состав Костомукши включена старинная карельская деревня Вокнаволок, а позднее - вновь ожившие в связи с развитием фермерских хозяйств населенные пункты Ладвозеро, Поньгагуба, Суднозеро, Толлорека. Общая площадь территории 4046 квадратных километров.

Перед тем как место деревни Костомукша было затоплено, археологи успели провести раскопки на месте кладбища. Оно оказалось очень старым, могилы на нем располагались в трех уровнях. Интересными оказались гробы, обернутые в бересту, а также захоронения собак с хозяином. Одна собака была даже с серебряным крестиком на шее. Кроме этого, среди останков было несколько человек, рост которых составлял около двух метров. Один из 14 нательных крестиков напоминает крестик, обнаруженный в городе Кореле в слое, датируемом 12 веком. 4 крестика имеют аналогии среди крестиков 17-18 веков, найденных в Великом Новгороде. Для остальных 9 крестиков аналогов среди находок в средневековом Новгороде не обнаружено.

Витязь
Сообщений в теме: 5
Всего сообщений: 27
Зарегистрирован: 28.07.2018
Вероисповедание: православное
Образование: высшее
Профессия: Инженер-строитель
Карел: дa
Re: Взаимоотношения карелов, русских и финнов

Сообщение Витязь » 26 авг 2018, 18:05

МОСКВА, НКВД СССР
Т.БЕРИЯ

Сообщаем, что расселение финского населения с территории противника занятой 8-й армией закончено.

Всего переселено 1800 человек, из них в поселок лесных рабочих "Интерпоселок" Пряжинского р-на 1300 человек и рабочий поселок "Кавгора" Кондопожского района 500 человек.

Среди переселенного финского населения имеются разные социальные прослойки, как-то: кулаки, торговцы, владельцы предприятий и др.

Часть из них является шюцкористами и членами других контрреволюционных партий, которая несомненно была оставлена финразведкой в тылу со специальными заданиями по шпионажу и диверсии.

Кроме этого часть из переселенцев имеет родственников в финской армии и среди местных карел Карельской АССР.

Вражеский элемент из переселенцев на территории районов расселения безусловно будет пытаться устанавливать связи с местным карельским населением и вести среди него антисоветскую работу, создавая тем самым базу для различного рода контрреволюционных формирований и подрывной деятельности.

В связи с чем считаем необходимым все переселенное финское население полностью изолировать от населения Карельской АССР.

Для обеспечения этого указанные два поселка передать полностью Управлению Бел. Балт. лагеря НКВД, которому и поручить установить в них соответствующий режим, охрану и использование рабочей силы по своему усмотрению.

О чем просим Вашего распоряжения.

СЕКРЕТАРЬ КАР. ОБКОМА ВКП(б) КУПРИЯНОВ
НАРКОМ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ КАР. АССР - КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ БАСКАКОВ

Витязь
Сообщений в теме: 5
Всего сообщений: 27
Зарегистрирован: 28.07.2018
Вероисповедание: православное
Образование: высшее
Профессия: Инженер-строитель
Карел: дa
Re: Взаимоотношения карелов, русских и финнов

Сообщение Витязь » 26 авг 2018, 18:06

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ С0ЮЗА ССР

С/СЕКРЕТНО

Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:

1. Разрешить жителям территорий, отошедших к Советскому Союзу на основании Мирного Договора между Союзом Советских Социалистических Республик и Финляндской Республикой, заключенного 12 марта 1940 года, состоявшим в финляндском гражданстве, выехать в Финляндию до 1-го июня 1940 года, если будет установлено советскими органами желание этих лиц выехать в Финляндию.

2. Разрешить лицам, указанным в ст.1, вывезти из СССР лично им принадлежащее имущество в пределах нижеуказанных норм:

а) следующим по железным дорогам, - сверх ручного багажа, багаж весом не свыше 50 кгр. для глав семей и одиноких и 25 кгр. для каждого члена семьи;

б) следующим гужевым путем, - личное имущество, могущее быть помещенным не более чем на двух одноконных подводах, на одно хозяйство и, кроме того, - домашний скот и домашнюю птицу, однако не более двух лошадей или восьми оленей, одной коровы, одной свиньи, пяти голов овец или коз и десяти штук домашней птицы любых видов на одно хозяйство.

Лицам специальных профессий, как-то: ремесленникам, рабочим, медикам, художникам, ученым и т.п. предоставляется право вывезти, сверх вышеуказанных норм предметы, необходимые для их личной профессиональной деятельности.

Список предметов, не допускаемых к вывозу, прилагается.

3. Имущество, упомянутое в ст.2 освобождается от обложения его какими бы то ни было пошлинами, налогами или сборами.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ СОЮЗА ССР В.МОЛОТОВ.
УПРАВЯЮЩИЙ ДЕЛАМИ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ СОЮЗА ССР - ХЛОМОВ.

ВЕРНО:
НАЧ. 8 ОТД-НИЯ 5 ОТДЕЛА ГУГБ НКВД
капитан гос. безопасности Рыбкин

УФСБ РФ по РК. Ф. КРО. Оп.1. П.66.С.84-85.

ПРИЛОЖЕНИЕ
СПИСОК ПРЕДМЕТОВ, ВЫВОЗ КОТОРЫХ НЕ ДОПУСКАЕТСЯ

а) Всякого рода деньги всех стран, за исключением финских марок, вывоз которых разрешается в количестве до 500 финских марок на одно лицо.

б) Золото, платина и серебро в слитках, россыпью и в ломе.

в) Изделия из серебра весом более 500 грамм на одно лицо; часы с цепочкой золотые и серебряные, кольца обручальные, портсигары серебряные - более чем по одной штуке на лицо, достигшее 18-летнего возраста.

г) Изделия из драгоценных камней и жемчуга, общим весом более 1 карата на одно лицо, достигшее 18-летнего возраста; драгоценные камни без оправ.

д) Предметы искусства и старины в виде коллекций или в отдельных экземплярах, за исключением фамильной собственности выезжающего.

е) Оружие и предметы военного снаряжения, а также полевые бинокли (каждому охотнику разрешается вывоз 1 охотничьего ружья с принадлежностями).

ж) Мануфактура, готовое платье, металлы и металлические изделия, кожевенные изделия, галантерея и т.п. предметы товарного характера в объеме, выходящем за пределы потребностей семьи.

з) Почтовые голуби.

и) Печатные изделия, фотографии (кроме личных), различные акты, документы, карты, планы и разные дела и бумаги, за исключением личных документов.

к) Всякого рода ценные бумаги (акции, облигации и т.п.), векселя, транспортные квитанции, варрантные свидетельства, страховые полисы и. т.п. бумаги имущественного характера.

л) Швейные машины более одной на семью.

м) Автомобили и мотоциклы.

н) Всякого рода множительные аппараты (стеклографы, шапирографы, пишущие машинки и т.п.) и счетные машины.

ВЕРНО:
НАЧ. 8 ОТДЕЛЕНИЯ 5 ОТДЕЛА ГУГБ НКВД
капитан гос. безопасности Рыбкин

УФСБ РФ по РК. Ф. КРО. Оп.1.П. 66. С. 82-83.

Витязь
Сообщений в теме: 5
Всего сообщений: 27
Зарегистрирован: 28.07.2018
Вероисповедание: православное
Образование: высшее
Профессия: Инженер-строитель
Карел: дa
Re: Взаимоотношения карелов, русских и финнов

Сообщение Витязь » 27 авг 2018, 13:44

В финском плену умер каждый третий русский военнопленный – работа на фермах спасла жизнь многим

В книге «Судьбы военнопленных – Советские военнопленные в Финляндии в 1941-1944 гг.» исследуются причины высокой смертности в финских лагерях для военнопленных. Исследователь Миркка Даниэльсбакка утверждает, что финские власти не ставили целью истребление военнопленных, как это происходило, например, в нацистской Германии, но, тем не менее, голодная смерть сдавшихся в плен солдат стала результатом действий лиц, ответственных за условия содержания в лагерях.

Молодые финские историки активно работают над устранением «белых пятен» финской истории. Тема русских военнопленных изучена довольно хорошо, но целостного академического исследования на эту тему до последнего времени написано не было.

Во время войны 1941-1944 гг., которую в Финляндии называют «Войной-продолжением» (название подразумевает, что война 41-44 гг. является логическим продолжением развязанной СССР в 1939 году Зимней войны), в финский плен попало около 67 тысяч бойцов русской армии. Примерно каждый третий из них, то есть свыше 20 тысяч человек, умерли в финских лагерях – цифра, сравнимая со смертностью в немецких, русских и японских лагерях для военнопленных.

Но Финляндия в годы войны не была тоталитарной страной, как нацистская Германия или коммунистический СССР, а западной демократией. Как же тогда получилось, что потери среди пленных были такими большими?

Ответ на этот вопрос ищет молодой финский историк Миркка Даниэльсбакка. В своей книге «Судьбы военнопленных – Советские военнопленные 1941-1944», (издательство Tammi 2016) она заявляет, что Финляндия старалась соблюдать международные правовые нормы, касающиеся обращения с военнопленными, и пленные, которые попали на финские фермы, как правило, выжили, и многие даже с теплотой и благодарностью вспоминали время, проведенное в финских крестьянских хозяйствах. Тем не менее, голодная смерть стала участью очень многих сдавшихся в плен русских солдат.

Явное противоречие между воспоминаниями современников о хорошем отношении к военнопленным и неопровержимый факт высокой смертности и послужило для Даниэльсбакка основным толчком к написанию сначала докторской диссертации, а затем и научно-популярной книги.

– Меня сильно интересовало явление, которое можно было бы называть «злом, которое происходит без чьего-либо умысла» или «непреднамеренным злом», в отличие от зла, которое имело место быть в гитлеровской Германии или Советском Союзе, – говорит Даниэльсбакка.

Как она пишет в своей книге, в Финляндии никто не отрицает факта высокой смертности среди русских военнопленных, но о причинах этого явления до сих пор нет единого мнения. Продолжаются споры о том, было ли это трагическим стечением обстоятельств или результатом осознанной политики.

По мнению Даниэльсбакка, простого и однозначного ответа на этот вопрос нет. Она утверждает, что финские власти не ставили целью истребление военнопленных, как дело обстояло, например, в нацистской Германии, но, тем не менее, голодные смерти сдавшихся в плен солдат стали результатом действий лиц, ответственных за условия содержания в лагерях.

Центральный вопрос исследования можно было бы сформулировать так: «каков был «путь к злу» для лиц, допустивших такое большое количество смертей в лагерях для военнопленных»?

Психосоциальный фактор повлиял на высокую смертность

Традиционно при обсуждении высокой смертности в финских лагерях упоминаются такие факторы, как голод в первую военную зиму 1941-1942 гг., а также неподготовленность финских властей к столь большому количеству пленных.

Даниэльсбакка не отрицает этого, но она также обращает внимание на такие трудно поддающиеся измерению и конкретизации факторы человеческого бытия, как психология, биология и социология человека, его склонность к самообману и категоризации. Все это способствовало к тому, что отношение к пленным стало негуманным, и их стали рассматривать не как заслуживающих сострадания несчастных ближних, а как обесчеловеченную массу.

По заявлению Даниэльсбакка, именно война является той средой, которая снимает с человека привычные ограничения общепринятых норм морали и подталкивает его к действиям, которые им не планировались. Именно война делает из рядового «нормального человека» жестокого карателя, который способен созерцать страдания другого равнодушно и даже со злорадством.

Почему же тогда такой высокой смертности среди военнопленных не было в лагерях в Великобритании и США, где ответственные за условия в лагерях тоже действовали в условиях войны?

– То, как к пленным относились на финских фермах, сравнимо с отношением к пленным в подобных условиях, например, в Великобритании. Здесь большого различия нет. Но в Финляндии, в отличие от Британии, встречалось крайне негативное отношение к русским, заслуженная ненависть к русским, «ryssäviha». В этом отношении Россия была для Финляндии «удобным врагом», и военной пропаганде было легко создать образ врага. То, что пленных рассматривали как массу, снизило степень эмпатии к ним, и именно в этом ярко проявляется воздействие среды, – говорит Даниэльсбакка.

Встречавшееся в 20-30-х годах, а также в годы войны в Финляндии ярко негативное отношение к Советскому Союзу и к русским имело глубокие корни в истории сложных взаимоотношений Финляндии и России. В нем нашло отражение недоверие и страх перед восточным соседом, вторгшийся в Финляндию в 1939 году, а также кровавые события Освободительной войны 1918 года, негативные воспоминания о политике русификации в составе Российской империи и так далее. Все это способствовало формированию негативного образа «русского», который частично отождествлялся с образом страшного и подлого «большевика».

При этом Даниэльсбакка напоминает, что жесткая националистическая, ксенофобская и расистская идеология не была редкостью в те годы. Больше всего «преуспели» в этом вопросе, конечно, национал-социалисты в Германии, но и в таких западных демократиях, как Великобритания и США, были свои «болевые точки». Как пишет Даниэльсбакка, например, премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль равнодушно наблюдал за тем, как «несчастный народ Бенгали» умирал от голода.

Аргумент о нехватке продовольствия не вполне состоятелен

Традиционно в качестве основной причины высокой смертности в финских лагерях упоминается нехватка продовольствия. Указывается на зависимость Финляндии от поставок зерна и продовольствия из Германии, которая использовала их в качестве инструмента давления на финские власти. Сторонники этой теории не преминут напомнить, что и гражданское население не ело досыта в ту зиму.

Миркка Даниэльбакка считает, что подобное объяснение высокой смертности среди русских военнопленных корректно лишь отчасти. Во многом к высокой смертности привели тяжелые работы, на которые при скудном питании гнали пленных.

– Аргумент о нехватке продовольствия – хороший аргумент, все верно. Военнопленные были последними в цепи продовольственного обеспечения. Нехватка продовольствия сказывалась и в других закрытых учреждениях, например, в психбольницах, где смертность также росла. Но финские власти могли влиять на уровень смертности, на то, умирает ли пленных 10 или 30 процентов. Недоедание было причиной смертности, но еще большей причиной стал тяжелый труд. Финны в общем-то поняли это зимой 41-42 года, когда пленные стали умирать от полного истощения. По этой причине я считаю, что нехватка продовольствия не является единственной или главной причиной высокой смертности. Да, это было часть причины, но если бы она была настоящей причиной, то тогда бы у нас росла смертность и среди гражданского населения.

В своей книге автор для сравнения приводит такие цифры: в годы войны в финских тюрьмах от голода умерло по меньшей мере 27 человек (сидящие по уголовным статьям), а в одной только психбольнице Никкиля в Сипоо скончалось 739 человек, многие из них от голода. В целом уровень смертности в муниципальных домах для душевнобольных достигала 10 % в военные годы.

Решение вернуть пленных с ферм в лагеря оказалось для многих роковым в первую военную зиму

Пик смертности в лагерях пришелся на конец 1941 – начало 1942 года. Именно в этот период большинство пленных содержалось в лагерях, в то время как до этого, летом и осенью 1941 года, а также после этого, с лета 1942 года большинство пленных работало и жило на финских фермах. Роковым для пленных оказалось решение финских властей в декабре 1941 года вернуть пленных с ферм в лагеря. Такое решение было во многом принято из-за страха перед нежелательными изменениями в настроениях фронтовиков и гражданского населения. Оказывается, финны в первую военную осень стали слишком положительно относиться к военнопленным!

– В конце 41 года стали думать, что нахождение военнопленных на фермах оказывает деморализующее воздействие на настроения финских солдат на фронте. Опасались возникновения отношений между пленными и финскими женщинами, и с осуждением говорили о том, что к пленным относятся слишком мягко. Подобное писалось, например, в финских газетах. Но никаких реальных оснований для такого страха не было. Доказательств опасности, исходящей от пленных, не было. В целом, это был странный период. Уже весной 1942 года пленных снова стали отправлять на фермы, чтобы те помогали крестьянам в весенних полевых работах, и после этого многие пленные проживали на фермах круглый год.

Уже в течение 1942 года смертность в финских лагерях резко пошла на убыль и более не возвращалась к прежним показателям. Поворот к лучшему стал результатом нескольких обстоятельств, говорит Миркка Даниэльсбакка.

– Первое – это то, что война затянулась. Когда летом 41-го года отправлялись на войну, думали, что она закончится быстро, к осени, но этого не произошло. Уже к началу 42-го года стали возникать мысли о том, что война не закончится окончательным поражением Советского Союза, и в Финляндии стали готовиться к длительной войне. Разгром немцев в Сталинграде стал окончательным подтверждением этого. После этого финны стали готовиться к будущему и к тому, что Советский Союз всегда будет рядом. Также международное давление сыграло свою роль. В Финляндии стали думать о том, как негативные новости повлияют на репутацию страны. Свою роль в улучшении положения военнопленных сыграла также угроза эпидемии сыпного тифа весной 1942 года. Это привело к тому, что финны отказались от перемещения пленных из одного лагеря в другой. Ведь именно в таких ситуациях состояние пленных резко ухудшалось. Также изменение положения на фронте, а именно переход от наступательной фазы к позиционной войне, и связанное с этим резкое сокращение потерь среди финских солдат, привело к тому, что финны уже не думали, что враг заслуживает сурового обращения, – говорит исследователь.

В ситуацию в лагерях в 1942 году вмешался и Международный Красный Крест. Лично маршал Маннергейм в начале марта 1942 года написал в адрес организации письмо с просьбой о помощи. Еще до письма, в январе 42-го года, пленные получали посылки от Красного Креста, которые содержали, в частности, продовольствие и витамины. Весной того же года через организацию начала поступать помощь, но следует признать, что ее объем никогда не был значительным.

Примечательно, что поскольку Советский Союз не предоставлял через Международный Красный Крест информацию о пленных финнах в своих лагерях и не разрешал визиты к ним представителей организации, в Финляндии решили, что необходимости делать то же самое на основе взаимности нет. В целом, советские власти не проявляли интереса помогать своим пленным через Красный Крест, так как по тогдашним советским законам военного времени попасть в плен вообще считалось преступлением.

Тайные расстрелы пленных? Маловероятно, считают финские историки

Но были ли голод и тяжелая работа единственной причиной высокой смертности в финских лагерях? Какую роль в этом играли насилие и нелегальные расстрелы? В России поднимался вопрос о возможных массовых тайных расстрелах русских военнопленных в освобожденной от русских колонизаторов финнами Восточной Карелии. В СМИ писали, в частности, о том, что в лесном массиве Сандармох неподалеку от Медвежьегорска, где находятся тайные захоронения жертв массовых политических репрессий 1937-38 годов, могут находиться и массовые захоронения русских военнопленных, находившихся в финском плену в годы войны. В Финляндии эту версию считают лживой, и такого же мнения придерживается и Миркка Даниэльсбакка.

– Об этом очень трудно найти достоверную точную информацию. Исследователь Антти Куяла изучал нелегальные расстрелы военнопленных и пришел к выводу, что примерно 5 % смертей военнопленных стали результатом таких действий. Это, конечно, тоже много, но намного меньше, чем, например, в гитлеровской Германии. Существует возможность, что незарегистрированных смертей было больше, чем 2-3 тысячи, о которых говорится в финских исследованиях, но события после войны, например, вердикты Верховного суда и действия Контрольной комиссии союзнических войск, не дают оснований полагать, что насильственных смертей было намного больше. По этой причине я считаю версию о тайных расстрелах советских военнопленных в Карелии маловероятной. Теоретически это возможно, но на практике - маловероятно.

Где найти информацию о родственниках, оказавшихся в финском плену в годы войны?

Картотека военнопленных в настоящее время находится в Национальном архиве. Информацию о родственниках можно запросить по электронной почте: kirjaamo@arkisto.fi

Основная часть запросов выполняется на платной основе.

Cведения о русских военнопленных, погибших в плену во время Зимней войны и Войны-продолжения и о гражданских лицах, умерших в лагерях Восточной Карелии, можно найти в созданной Национальным архивом виртуальной базе данных «Судьбы военнопленных и интернированных лиц в Финляндии в 1935-1955 гг.». Информация составлена на финском языке, руководство по поиску информации представлено на русскоязычной странице базы данных.

Ответить Пред. темаСлед. тема

Быстрый ответ

Изменение регистра текста:  Транслит: 
Смайлики
:) :( :wink:
Ещё смайлики…
   
К этому ответу прикреплено по крайней мере одно вложение.

Если вы не хотите добавлять вложения, оставьте поля пустыми.

  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение
  • О моральном облике красных финнов ( was к Тойво!)
    Yougi » 25 май 2009, 09:42 » в форуме Общий форум
    12 Ответы
    3853 Просмотры
    Последнее сообщение Anbar
    10 окт 2011, 14:41
  • Перепись карелов
    mindest » 08 авг 2008, 13:48 » в форуме Общий форум
    93 Ответы
    35092 Просмотры
    Последнее сообщение булыгина Жанна.
    29 янв 2018, 16:05
  • Кто уничтожал карелов?
    Гость » 24 авг 2008, 15:25 » в форуме Общий форум
    12 Ответы
    3457 Просмотры
    Последнее сообщение Alex
    04 сен 2008, 22:44
  • Нужно мнение карелов...
    Шторкин » 31 мар 2013, 16:16 » в форуме Общий форум
    14 Ответы
    2384 Просмотры
    Последнее сообщение Будда
    12 июн 2013, 01:50
  • Проводятся ли всемирные съезды карелов?
    Павел » 28 авг 2009, 11:51 » в форуме Общий форум
    4 Ответы
    1698 Просмотры
    Последнее сообщение Markku
    18 ноя 2009, 13:19